fbpx

БИБЛИОТЕКА МАРШАЛОВ ПОБЕДЫ

«Понятие «полководец» является не просто красивым званием для военачальника или данью прошлому. Оно отражает специфику ведения вооруженной борьбы, показывает, что в её ходе и исходе играют большую роль одаренные и волевые военачальники. Звание «полководец» — это своего рода общенациональное признание военных заслуг военачальника, его умения руководить войсками в битвах и сражениях, его выдающихся побед на войне...» (Маршал Советского Союза А.М. Василевский).
Военачальники: полководцы и флотоводцы Великой Отечественной войны, 1946 г.

Карусель


Последние записи

КРУПНЕЙШЕЕ ПОРАЖЕНИЕ ЖУКОВА

Продолжение.
Атака красноармейцевТарасов понял смысл просьбы Соломатина, но число его резервов было ограниченным. Он уже решил ввести в бой свою резервную 47-й отдельную механизированную бригаду и 91-ю стрелковую бригаду, чтобы помочь Соломатину, предприняв неглубокий охват укреплений противника у Белого и перерезав немецкие коммуникации, ведущие от Белого на восток. Поздно вечером Тарасов отдал 47-й механизированной бригаде полковника И.Ф. Дремова приказ на следующее утро предпринять наступление через позиции 150-й стрелковой дивизии, захватить переправы через Начу у Бокачево и наступать на север до реки Обша, чтобы перерезать дороги Белый-Владимирское и Белый-Оленине. 91-я стрелковая бригада полковника Лобанова должна была поддерживать атаку и прикрывать механизированные части с фланга от ударов противника из Белого или с юга. Тарасов был убеждён, что этим манёвром, неглубоким охватом на северо-востоке, он не только поддерживает действия Соломатина, но и сковывает немецкие войска в Белом с целью дальнейшего уничтожения. Эту задачу Тарасов поручил Дремову потому, что тот пользовался репутацией отчаянного смельчака. О правом фланге самого Дремова Тарасов не беспокоился, считая, что две бригады Соломатина, которые при поддержке пехоты уже достигли бы реки Нача, смогут успешно блокировать дорогу и защищать этот фланг. На всякий случай Тарасов приказал Соломатину передислоцировать целый противотанковый полк корпуса вперёд, в поддержку 65-й танковой бригаде на плацдарме у реки Нача. И, наконец, Тарасов приказал 48-й отдельной механизированной бригаде полковника Шещубакова за ночь собраться южнее Быкова в качестве резерва 74-й стрелковой бригады. Уверенный, что он сделал все возможное, дабы обеспечить победу, Тарасов доложил о своих действиях Пуркаеву в штаб фронта и удалился спать.

КРУПНЕЙШЕЕ ПОРАЖЕНИЕ ЖУКОВА

Продолжение.

КРАСНЫЙ БОГ ВОЙНЫ ОСТАНОВЛЕН

Вечером 27 ноября Жуков прибыл на передовой командный пункт Калининского фронта в Старое Бочово. Пуркаев перебрался на новый КП несколько дней назад, чтобы пристальнее следить за действиями в секторах 22-й и 41-й армий. Новый КП разместился в долине реки Обша, всего в 15 км к западу от линии фронта под Белым и в 30 км к юго-западу от долины Лучесы, где продолжались бои. Расположенный у крупного коммуникационного пути в секторе Белого, КП также имел доступ к дорогам, ведущим в сектор 22-й армии, на северо-восток, по долине реки Межа. КП состоял из ряда примитивных блиндажей, сооружённых в негустом лесу к западу от деревни Старое Бочово. Среди болотистых низменностей для КП было выбрано относительно сухое, не обледеневшее место.Мясорубка под Белым

КРУПНЕЙШЕЕ ПОРАЖЕНИЕ ЖУКОВА

Продолжение.
Несмотря на измотанность обеих сторон, сражения продолжались в лихорадочном темпе, и 3 декабря Юшкевич буквально усилием воли выдвинул свои войска вперёд, к шоссе Белый-Оленине. Отступление немцев из Гривы дало Юшкевичу возможность переместить на свой правый фланг дополнительные силы. Но как бы далеко он ни растягивал этот фланг, свежие немецкие части неизменно прибывали вовремя и преграждали ему путь. Расстояние до основной цели, немецкой коммуникационной артерии Оленине-Белый, уже сократилось с пяти километров в долине Лучесы до менее двух к югу, у открытого немецкого фланга. Поэтому именно на нем Юшкевич сосредоточил своё внимание и основные силы. К ночи 3 декабря он отдал полковнику Т.Ф. Ерошину, командующему 238-й стрелковой дивизией, а также 49-й танковой бригаде Катукова, 10-й механизированной бригаде и все ещё свежему 39-му танковому полку приказ перегруппироваться южнее Лучесы и за несколько дней приготовиться к новому наступлению. Тем временем он распорядился, чтобы 155-я стрелковая дивизия, в то время действовавшая на дальнем левом фланге армии, отправила два из своих стрелковых полков в подкрепление новой атаке. Затем Юшкевич передал полковнику Карпову, командующему 238-й стрелковой дивизией, командование 155-й стрелковой дивизией, чтобы обеспечить последней более квалифицированное руководство в бою. Полковник Ерошин занял пост Карпова, став командующим 238-й стрелковой дивизией.Вражеские танки

КРУПНЕЙШЕЕ ПОРАЖЕНИЕ ЖУКОВА

Продолжение.
Ещё до того, как окружённые русские предприняли последнюю попытку вырваться из «котла» у Белого, по инструкции генерала Моделя из 9-й армии генерал Гарпе начал перегруппировку своих войск, чтобы обеспечить необходимую помощь немецким соединениям, сражающимся в других секторах. 16 декабря передовые части 52-й пехотной дивизии прибыли во Владимирское, были отправлены на смену уставшим танковым дивизиям, и вскоре после этого боевая группа Хольсте была расформирована. Пока 52-я пехотная дивизия готовилась к очистке тыла и укреплению передовой, танковые дивизии медленно собирались в тылу. Одновременно боевая группа фон дер Медена 1-й танковой дивизии устремилась на север, в долину Лучесы, а за ней по пятам следовала боевая группа Кассница стрелкового полка дивизии «Великая Германия». Несмотря на все старания последних трёх недель, довести свою работу до конца они ещё не успели.Георгий Жуков

КРУПНЕЙШЕЕ ПОРАЖЕНИЕ ЖУКОВА

ПОТЕРЯННОЕ ЗВЕНО

Алексей Валерьевич Исаев — российский военный историк. Кандидат исторических наук, сотрудник Института военной истории Министерства обороны Российской Федерации.Если обычная цепочка лишается одного или нескольких звеньев, то это легко заметить — она попросту разваливается. Если же вырвать не одно и не два, а все десять звеньев из цепи исторических событий, то на первый взгляд целостность картины в глазах последующих поколений не нарушается. Многие десятилетия в массовом сознании 1942 год, второй год Великой Отечественной войны, ассоциировался только с битвой за Сталинград. Для тех, кто интересовался историей войны более серьёзно, это был год драматичных поворотов контрнаступления под Москвой в январе-апреле, год неудачных сражений под Харьковом и в Крыму в мае. Иногда также вспоминали завершившуюся окружением попытку прорыва блокады Ленинграда силами злосчастной 2-й ударной армии; командарм А.А. Власов в плену стал предателем. В брежневскую эпоху, когда высоких государственных постов достиг А.А. Гречко, страна довольно много узнала о битве за Кавказ. Так или иначе, история войны была написана и внешне казалась цельной и незыблемой.

КРУПНЕЙШЕЕ ПОРАЖЕНИЕ ЖУКОВА

Окончание.
В немалой степени судьбу немецких войск подо Ржевом решил ущерб, нанесённый группе армий «Центр» бешеными, но тщетными ноябрьскими и декабрьскими наступлениями Жукова. Немцы оставили Ржевский выступ в марте, не подозревая о том, что Жуков как раз осуществляет очередной план наступления, намереваясь добиться того, чего не сумел в ходе операции «Марс». Время группы армий «Центр» пришло только летом 1944 года, когда Сталин и Жуков наконец-то отомстили ей.Я убит подо Ржевом

СТАЛИН И СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА

Сталин и Сталинградская битваТрудно представить минувшую Великую Отечественную войну без роли Иосифа Виссарионовича Сталина. Вот уже почти шестьдесят лет эта роль подлежит фальсификации со стороны лиц, вступивших на путь борьбы с пресловутым «культом личности». Так называемые «независимые» и «демократические» исследования о роли Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина не только искажают и принижают эту роль, но и вообще пытаются её отрицать, договариваясь до того, что победа в войне была достигнута вопреки Сталину. При этом выбрасывается за борт и та непреложная историческая истина, что именно этот человек был Верховным Главнокомандующим Вооруженными силами Советского Союза, которые наголову разгромили фашистских агрессоров. В этом отношении особенно многочисленными фарисейскими измышлениями изобилует история Сталинградской битвы.
Однако появившиеся в последние годы исследования В. Суходеева, Ю. Емельянова, А. Мартиросяна, Ю. Жукова, К. Романенко и С. Кремлева позволяют восстановить правду о личности партийного, государственного и военного руководителя Советского Союза, главного победителя во Второй мировой войне.

СТАЛИНГРАДСКИЙ ГАННИБАЛ

Сталинградская битва. Операцию «Уран» сравнивают с битвой при Каннах. При этом военные специалисты прообразом Ганнибала считают именно Василевского.Операцию «Уран» сравнивают с битвой при Каннах. При этом военные специалисты прообразом Ганнибала считают именно Василевского. Между тем, в самый канун наступления произошёл один драматический эпизод, из-за которого пришлось срочно лететь в Москву из Серафимовича, где был развернут штаб представителя Ставки, и держать ответ перед И.В. Сталиным. Будь на месте Василевского другой человек, у него, возможно, затряслись бы коленки от страха, и он дал бы команду «Отбой». Но Александр Михайлович не потерял самообладания, успокоил Сталина, и громадный маховик подготовки операции продолжал делать свои заключительные обороты. К этому эпизоду мы ещё вернёмся...

ПОЛКОВОДЧЕСКОЕ ИСКУССТВО МАРШАЛА ВАСИЛЕВСКОГО

СКВОРЦОВ АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ — Заместитель начальника Генерального штаба — председатель Военно-научного комитета Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации, генерал-полковникСвою военную карьеру Александр Михайлович начал в 20-летнем возрасте, поступив в 1915 году в Алексеевское военное училище. Через четыре месяца в звании прапорщика он уже участвовал в Первой мировой войне на Юго-Западном фронте в должности командира полуроты 409-го Новохоперского пехотного полка 103-й дивизии. Весной следующего года А.М. Василевский принял роту, которая вскоре была признана одной из лучших в Новохоперском полку по воинской дисциплине и боеспособности. В период знаменитого Брусиловского прорыва он, исполняя обязанности командира батальона, проявил себя с самой лучшей стороны.
В 1919 году А.М. Василевский был призван на службу в РККА, где за время Гражданской и советско-польской войн прошёл путь от командира взвода до помощника командира полка, затем командовал стрелковым полком.
Именно в эти годы Александр Михайлович стал настоящим профессионалом своего дела. Его отличали трудолюбие, высокие творческие способности, обязательность, организованность, твёрдость в отстаивании собственных решений, причём все это сочеталось с его природной скромностью, корректным, уважительным отношением к подчинённым.
А.М. Василевский, используя полученные ещё в годы Гражданской войны знания и опыт, являлся активным проводником идей реформирования Красной Армии. Он внимательно изучал старое и все то новое, что появлялось в 1920-е годы в военной теории, — труды дореволюционных российских и советских военных учёных и специалистов: М.Д Скобелева, С.О. Макарова, М.В. Фрунзе, Б.М. Шапошникова, М.Н. Тухачевского, В.К. Триандафиллова, И.П. Уборевича и других. Его статьи под псевдонимами «Александров», «Васильев», «Михайлов» нередко появлялись на страницах журнала «Военный вестник». Именно в эти годы А.М. Василевский, прошедший различные ступени служебной лестницы тактического звена, прилагает все силы, чтобы изучить сложный войсковой организм, познать, каким потенциалом и возможностями он обладает и как можно реализовать в бою каждое его звено — отделение, взвод, роту, батальон.

РАЗГРОМ ЦИТАДЕЛИ ГЕРМАНСКОГО МИЛИТАРИЗМА

Маршал Советского Союза А.М. ВасилевскийВ результате гитлеровцы создали на территории Восточной Пруссии и прилегающей к ней северной части Польши ряд укреплённых районов, сильные в инженерном отношении фронтальные и отсечные позиции, а также крупные узлы обороны, насыщенные долговременными сооружениями. Крепости, построенные в прежние времена, в значительной мере были модернизированы. Все эти сооружения были умело и прочно связаны между собой в фортификационном и огневом отношении.
Общая глубина развитой инженерной обороны в Восточной Пруссии достигала 150-200 километров.
Особенности рельефа Восточной Пруссии — множество озёр, рек, болот и каналов, хорошо развитая сеть железных и шоссейных дорог, крепкие каменные постройки в значительной степени способствовали обороне. К 1945 году восточно-прусские укреплённые районы и полосы обороны с включёнными в них крепостями, сочетавшимися с естественными препятствиями, по своей мощи не уступали линии «Зигфрида», а на отдельных участках и превосходили её. Особенно сильно была развита инженерная оборона, насчитывавшая до девяти укреплённых полос на основном для нас направлении Гумбиннен — Инстербург — Кенигсберг. Вот почему фашистское командование, опираясь на такую мощь оборонительных укреплений в Восточной Пруссии и имея здесь крупную группировку наиболее боеспособных по тому времени войск, рассчитывало во что бы то ни стало остановить продвижение советских войск на ее границах.
Выполнение этих Задач возлагалось немецким командованием на войска по существу новой, после разгрома в Белоруссии, группы армий «Центр» в составе 3-й танковой, 4-й и 2-й армий, танкового корпуса. Всего к середине января 1945 года в группу армий входили сорок три дивизии (из них тридцать шесть пехотные, три танковые, четыре моторизованные) и одна бригада общей численностью в 580 000 солдат и офицеров и 200 000 фольксштурмовцев. Она имела 8200 орудий и миномётов, около 700 танков и штурмовых орудий и 775 самолётов 6-го воздушного флота. Командование группой армий «Центр» Гитлер возложил на генерал-полковника Г. Рейнгардта. По плану обороны, разработанному командованием группы армий «Центр» (при этом учитывался опыт организации обороны в Восточной Пруссии в 1914 году), войска первого эшелона располагались в главной и второй полосах обороны. За линией Мазурских озёр размещались подвижные резервы группы, которые должны были нанести контрудар по советским войскам, прорвавшимся в глубину обороны. Наибольшая плотность войск создавалась на инстербургском и млавском направлениях. Планом обороны предусматривался также мощный контрудар по советским войскам при наступлении их на варшавско-берлинском направлении.

ВСЯ ПРАВДА ОБ ОРДЕНЕ «ПОБЕДА»

Маршал Советского Союза А.М. ВасилевскийНо первым среди кавалеров ордена «Победа» дважды награждён Маршал Советского Союза А.М. Василевский — за взятие Кёнигсберга и освобождение Восточной Пруссии, с формулировкой: «За умелое выполнение заданий Верховного Главнокомандования по руководству боевыми операциями большого масштаба в результате которых достигнуты выдающиеся успехи в деле разгрома немецко-фашистских войск» (19 апреля 1945 года). Г.К. Жуков и И.В. Сталин вторично награждены этим орденом только после окончания Великой Отечественной войны: 31 мая 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Георгий Константинович Жуков награждён вторым орденом «Победа» «За взятие Берлина!», а Иосиф Виссарионович Сталин (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1945 года) — «За исключительные заслуги в организации всех вооружённых сил Советского Союза и умелое руководство ими в Великой Отечественной войне, закончившейся полной победой над гитлеровской Германией!», хотя само награждение состоялось пять лет спустя — 28 апреля 1950 года. Этим же указом И.В. Сталину («возглавившему Красную Армию в тяжёлые дни защиты нашей Родины и её столицы Москвы, с исключительным мужеством и решительностью руководившему борьбой с гитлеровской Германией») было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».
Орден «Победа» относится к числу редчайших и красивейших наград мира; существует всего 20 экземпляров этого орденского знака. Орден был учреждён Указом Президиума Верховного Совета СССР 8 ноября 1943 года, то есть вскоре после того, как произошли события, справедливо названные советской историографией «коренным переломом в ходе Великой Отечественной войны» — после Сталинградской битвы.
По статуту ордена им награждался «высший командный состав Красной Армии за успешное проведение боевых операций в масштабе одного или нескольких фронтов, в результате которых фронтовая обстановка менялась в пользу Красной Армии».

СТАЛИНГРАДСКАЯ ЭПОПЕЯ

Панорама Сталинградской битвы - ликвидация армии ПаулюсаДля наступления на Сталинградском направлении из состава группы армий «Б» выделялась 6-я полевая армия (генерал танковых войск Ф. Паулюс). На 17 июля 1942 года в её состав входили 13 дивизий, 3 тыс. орудий и миномётов и около 500 танков. её поддерживала авиация 4-го воздушного флота (до 1200 самолётов).
Советское Верховное Главнокомандование на май -июнь1942 года наметило временный переход к стратегической обороне с задачей завершить начатую реорганизацию войск и переоснащение их новой боевой техникой, а также пополнить резервы. Для придания обороне активного характера план предусматривал проведение ряда наступательных операций на отдельных направлениях, прежде всего в Крыму и под Харьковом, с целью упреждающими ударами сорвать подготовку противника к летнему наступлению. Однако весной 1942 года события для Красной Армии стали развиваться неблагоприятно. Неудачный исход борьбы на Керченском полуострове и особенно под Харьковом в мае 1942 года оказался весьма чувствительным для всего Юго-Западного стратегического направления. Противнику вновь удалось захватить инициативу. Прорвав фронт советских войск, он к середине июля вышел в большую излучину Дона. Обстановка на Сталинградском направлении резко осложнилась.

СТАЛИНГРАД. СТОЯТЬ НАСМЕРТЬ!

Сталинград был узловым городом, поэтому немцы, захватив его, рассчитывали перерезать пути снабжения Красной Армии горючим, поступающего из Баку в Азербайджане. Как известно, Сталинградская битва, апофеозом которой стало пленение 300-тысячной группировки немцев во главе с гитлеровским фельдмаршалом Паулюсом, закончились полным уничтожением гитлеровцев.
После очередного неудавшегося локального наступления под Сталинградом представитель ставки Георгий Жуков стал вместе с начальником советского Генштаба Александром Василевским обсуждать варианты возможной крупной операции под Сталинградом. Далее последовал эпизод, который стал притчей во языцех. Сталин услышал из соседней комнаты, как оба генерала вполголоса обсуждают некую идею. Он предложил им продолжить обсуждение наедине, затем сообщить лично ему, о каком таком «более широком наступлении» они говорят...
Стояла середина сентября. Предстояли новые поездки в Сталинград…

ТАЙНЫ СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЫ

Историк Виктор ПоповРезультаты Сталинградской битвы позволили оценить её как переломное событие в ходе Великой Отечественной войны. В ноябре 1943 года Верховный главнокомандующий советскими вооружёнными силами И.В. Сталин так лаконично охарактеризовал значение Сталинградской битвы: «Сталинград был закатом немецко-фашистской армии. После Сталинградского побоища, как известно, немцы не смогли уже оправиться». Год, прошедший с ноября 1942 года по ноябрь 1943-го, вошёл в историю как переломный год Великой Отечественной войны. Впоследствии, уже в 50-е годы, Сталинградская битва однозначно характеризовалась как коренной перелом в ходе войны.
Любая попытка представить Сталинградскую битву как случайный, хотя и поворотный эпизод Второй мировой войны означает неприкрытую ревизию всей её истории. Дело в том, что в германской историографии минувшей войны широко растиражирован тезис о случайном возникновении Сталинградской битвы. «...В Сталинграде, — утверждается в одной из исторических публикаций, — речь шла о престиже Гитлера и Сталина. Один диктатор публично сделал ставку на овладение этим большевистским городом-символом, другой же — не хотел отдавать его в руки фашистов». Сталин призывал удержать «его» город любой ценой. Гитлер стремился любой ценой завоевать его. В итоге развернулось ожесточённая и бессмысленная (по крайней мере, с января 1943 года!), с военной точки зрения, борьба. Таким образом, сражение за Сталинград, следовательно, и вся война, представляется как противоборство двух диктаторов. В итоге стирается грань между агрессивной, захватнической войной со стороны Германии и освободительной, Отечественной войной Советского Союза. Следовательно, агрессор и его жертва ставятся на одну доску, а вся война представляется бессмысленным кровопролитием народов двух государств, ставших разменной монетой и жертвой борьбы двух диктаторов. Нетрудно видеть, что за этими рассуждениями скрывается мысль о бессмысленных жертвах, принесённых советским народом в защиту своей свободы и независимости.

ТАЙНЫ СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЫ

Историк Виктор ПоповДень 23 августа 1942 года навсегда вошёл в историю города как одна из самых трагических страниц. Но эта трагедия ничего общего не имела с чувством безысходности и обречённости гражданского населения. Этот трагический день пробудил у мирных людей неукротимую жажду мести, вызвал к жизни небывалую решимость и неодолимое желание бороться с зарвавшимся врагом до полной победы. Иначе, чем можно было объяснить ту непреклонную решимость десятков и сотен сталинградцев буквально на следующий день встать в ряды народного ополчения, без всякого понукания двинуться в северные районы города, где шла неравная борьба с зарвавшимся врагом. Как очевидец этих событий могу подтвердить, что целый ряд рабочих, проживавших в Ворошиловском районе и занятых на консервном заводе и заводе им. Сакко и Ванцетти, уже утром 24 августа направились в Тракторозаводский район, чтобы пополнить ряды народных ополченцев, преградивших немцам путь в центр города. Может быть, именно тогда, в те трагические и героические августовские дни, сотни сталинградцев, обуреваемые лютой жаждой мести и справедливого гнева, повторяли чеканные слова боевой песни, созданной в той неповторимой обстановке:
«Помнишь, как в бой за Царицын
Шёл за отрядом отряд?
Подвиг отцов повторится
В битве за наш Сталинград!..»
Что касается фактической стороны данной проблемы, то необходимо отметить, что до сих пор отсутствуют статистические данные об эвакуации и потерях мирного населения Сталинграда. Отсюда и существование различных данных и оценок потерь гражданского населения в дни сражений на берегах Волги. Существует довольно распространённая точка зрения, согласно которой только 23 августа погибло более 40 000, а было ранено около 150 000 человек. В сентябре 1942 года местные органы власти из 450-тысячного населения города смогли провести эвакуацию около 300 000 сталинградцев. Переправлявшиеся через Волгу мирные жители города подверглись беспощадным атакам фашистской авиации. Сколько из них вышли живыми на левый берег Волги из этого огненного ада, сегодняшняя история умалчивает...

ТАЙНЫ СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЫ

Историк Виктор ПоповСталинградская битва перешагнула шестидесятилетний рубеж своей истории. Бег времени неумолим. Все реже становятся ряды непосредственных участников сражения под Сталинградом и тем больший интерес представляют их воспоминания и свидетельства, заново раскрытые материалы, относящиеся к Сталинградской битве. Однако недоступность некоторых документов, долгое время существовавшая строгая засекреченность ряда источников, субъективные и тенденциозно политизированные оценки некоторых событий Сталинградского сражения вкупе с замалчиванием и предвзятым освещением отдельных сторон грандиозной битвы на Волге способствовали возникновению и тиражированию мифов и стереотипов, которые прочно застряли в историческом сознании и до сих пор не позволяют осветить в полном объёме весь реальный исторический ход этой битвы. Несмотря на великое множество изданий исторической, документальной, мемуарной и художественной литературы, посвящённой этому грандиозному сражению XX века, приходится с сожалением констатировать, что вплоть до настоящего времени отсутствует полное изложение событий хода Сталинградского сражения, а сопоставление различных изданий показывает, что многие исторические события этого периода либо искажены, либо вообще опущены.
С годами интерес к истории Сталинградской битвы не только не ослабевает, но и все более обостряется. В последние годы в России и за рубежом появилось много новых, ранее неизвестных документов, публикаций и исследований о сражении на берегах Волги. Эти источники вновь с неопровержимой силой подтверждают всю бессмысленность кровопролитной бойни, развязанной главарями нацистской Германии. Новые материалы убедительно подчёркивают небывалый героизм, самоотверженность и самопожертвование защитников нашего Отечества, всю исполинскую силу которых показал великий перелом на Волге, где зарвавшиеся захватчики встретили несокрушимый отпор советских людей, нанёсших им невосполнимый урон и повернувших вспять каток войны на Запад. Публикация новых документов и источников позволяет по-новому взглянуть на уже известные события, дополнить их вновь раскрытыми историческими фактами и свидетельствами, обогатить, уточнить и углубить устоявшиеся оценки событий и участников Сталинградского сражения. Обращение к новым материалам позволяет более полно и всесторонне представить тот исторический перелом в самой жестокой войне XX столетия, который произошёл в результате сокрушительного разгрома отборных сил Вермахта и его союзников у стен Сталинграда.

ПОЗДНЕЕ ЭХО СТАЛИНГРАДА

Писатель Петр МежирицкийМудрое советское Главнокомандование, понимая, что прорыв подготовленной немецкой обороны всё ещё остаётся затеей несбыточной, обнаружило в линии фронта слабые звенья — обороняемые союзниками Гитлера фланги Сталинграда. Там и решено было провести наступательную операцию. Отменно спланированная в междуречье Волги и Дона и осуществлённая в соответствии с замыслом, она стала переломным пунктом в Великой Отечественной войне советского народа против фашистских захватчиков.
Нам, современникам, помнящим ликующий голос Левитана в победной сводке («В последний час!»), так и осталось непонятно: почему Гитлер не выручил армию Паулюса? Этого не объяснили ни книги отцов операции, Жукова и Василевского, ни мемуары её участников Рокоссовского, Воронова, Шумилова… Несть им числа, писавшим о Сталинграде. Их книги печатались издательствами центральными, республиканскими, краевыми и областными. В этом потоке затерялась вышедшая скромным тиражом в издательстве «Наука», в серии «Вторая мировая война в исследованиях, воспоминаниях, документах» книга генерала армии К.Н. Галицкого «Годы суровых испытаний». Между тем, его книга — показание экстраординарной важности. Осенью 1942 года генерал-лейтенант К.Н. Галицкий командовал 3-й ударной армией на Калининском фронте. Он рассказал о том, чего не позволили Жукову — о проведённой войсками центральных фронтов операции «Марс», отвлёкшей внимание Гитлера от Сталинграда.
То, что книга осталась незамеченной, заставляет думать, что большая часть тиража была уничтожена и не дошла до магазинов. В той же серии раньше вышли книги Еременко и Лелюшенко, но они до этого публиковались Воениздатом, где тиражи существенно выше. Книгой Галицкого Воениздат пренебрёг. Странно!
Ещё один забавный факт: книга Галицкого «В боях за Восточную Пруссию» вышла в том же издательстве «Наука» — но тремя годами раньше! Само название говорит о том, что книга эта о последних боевых делах генерала — а издана она раньше книги о начале службы. Почему? Генералы — непрофессионалы пера. Жизнь свою они, люди деловые, описывают в хронологическом порядке: там-то родился, тогда-то поступил на службу… Но, если «В боях за Восточную Пруссию» есть вторая часть мемуаров, где же несколько лет болталась первая, «Годы суровых испытаний»? Не вправе ли мы предположить, что в Воениздате и болталась? И там склоняли автора к сотрудничеству и требовали, чтобы он писал, «как все»?
О, да, вправе, ещё как!

ГЛАЗАМИ ЧЕЛОВЕКА МОЕГО ПОКОЛЕНИЯ

Поэт Константин СимоновКогда переговоры с Финляндией относительно передвижки границ и уступки нам — за соответствующую компенсацию — территории на Карельском перешейке, необходимой для безопасности Ленинграда, окончательно не увенчались успехом, Сталин, созвав Военный совет, поставил вопрос о том, что раз так, то нам придётся воевать с Финляндией. Шапошников как начальник Генерального штаба был вызван для обсуждения плана войны. Оперативный план войны с Финляндией, разумеется, существовал, и Шапошников доложил его. Этот план исходил из реальной оценки финской армии и реальной оценки построенных финнами укрепрайонов. И в соответствии с этим он предполагал сосредоточение больших сил и средств, необходимых для решительного успеха этой операции.
Когда Шапошников назвал все эти запланированные Генеральным штабом силы и средства, которые до начала этой операции надо было сосредоточить, то Сталин поднял его на смех. Было сказано что-то вроде того, что, дескать, вы для того, чтобы управиться с этой самой... Финляндией, требуете таких огромных сил и средств. В таких масштабах в них нет никакой необходимости.
После этого Сталин обратился к Мерецкову, командовавшему тогда Ленинградским военным округом, и спросил его: «Что, вам в самом деле нужна такая огромная помощь для того, чтобы справиться с Финляндией? В таких размерах вам все это нужно?»
Мерецков ответил:
— Товарищ Сталин, надо подсчитать, подумать. Помощь нужна, но, возможно, что и не в таких размерах, какие были названы.
После этого Сталин принял решение: «Поручить всю операцию против Финляндии целиком Ленинградскому фронту. Генеральному штабу этим не заниматься, заниматься другими делами».
Таким образом он заранее отключил Генеральный штаб от руководства предстоящей операцией. Более того, сказал Шапошникову тут же, что ему надо отдохнуть, предложил ему дачу в Сочи и отправил его на отдых. Сотрудники Шапошникова были тоже разогнаны кто куда, в разные инспекционные поездки. Меня, например, загнал для чего-то на демаркацию границ с Литвой.
Что произошло дальше — известно. Ленинградский фронт начал войну, не подготовившись к ней, с недостаточными силами и средствами и топтался на Карельском перешейке целый месяц, понёс тяжёлые потери и, по существу, преодолел только предполье. Лишь через месяц подошёл к самой линии Маннергейма, но подошёл выдохшийся, брать её было уже нечем.

«МАРС», ОКАЗАВШИЙСЯ В ТЕНИ «УРАНА»

КТО РАЗРАБАТЫВАЛ ПЛАН

Музей-панорама «Сталинградская битва»Впрочем, не лишним будет сперва разобраться с одним вроде бы частным вопросом: кто является автором плана операции «Уран»?
Маршал Георгий Жуков в своих мемуарах пишет следующее: «…чтобы разработать такую крупнейшую стратегическую операцию, как план наступления трёх фронтов в районе Сталинграда, нужно было основываться не только на оперативных выводах, но и на определенных материально-технических расчётах. Кто же мог производить конкретные расчёты сил и средств для операции такого масштаба?»
Ответ очевиден Виктору Суворову (Владимиру Резуну), книги которого стали весьма популярными в последнее время. Бывший советский майор-разведчик без всяких сомнений сразу указывает на разработчика: «…его должность летом 1942 г. — старший офицер Главного оперативного управления Генерального штаба. Звание — полковник, впоследствии — генерал-лейтенант Потапов. То, что план Сталинградской стратегической наступательной операции родился в Главном оперативном управлении и что автором плана был полковник Потапов, известно всем и давно».
Правда, «всем и давно» в ГОУ ГШ было всегда очевидно: старший офицер-оператор Оперативного управления Генштаба РККА (в 1942 году оно ещё не именовалось «главным») в звании полковника не мог стать единоличным автором плана стратегической операции группы фронтов — именно так в системе операций 1942 году называлась ССНО.
Можно не сомневаться: есть шансы отыскать в недрах Генштаба подлинник замысла Сталинградской стратегической наступательной операции, директивы Ставки Верховного главнокомандования на её проведение — тоже. В реальности существуют документы по организации взаимодействия между фронтами и расчёты по распределению сил и средств. Но плана ССНО как такового наверняка нет. Однако есть планы фронтовых наступательных операций — каждого из трёх фронтов, принимавших участие в ССНО, — Юго-Западного, Донского, Сталинградского, утверждённые Сталиным.

ГЕНЕРАЛ-ОПЕРАТОР СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЫ

ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ СУДЕБ

Писатель Петр Межирицкий…обоих полководцев поразительно. Оба строевые командиры, оба замечены начальством, оба в начале 30-х переведены в центральный аппарат НКО, Жуков в Главную инспекцию кавалерии, Василевский — в Управление подготовки войск. В те годы начинается их дружба. Затем пути расходятся — Жуков возвращается в строй, Василевского направляют в академию Генштаба, — чтобы в феврале 1941 года вновь сойтись, когда Георгий Константинович, генерал армии, Герой Советского Союза, прославленный победитель 6-й японской армии при Халхин-Голе, назначен начальником опустошённого чистками Генштаба, где скромный генерал-майор Василевский служит заместителем начальника оперативного управления. Здесь они работают бок о бок. Генштаб занимается неизвестно чем. Не обороной.
Через полгода — вторжение! Страна не готова. Как и армия. Она в процессе реорганизации, перевооружения, обучения. Кадры уничтожены, высшее звено не успело освоиться с обязанностями, не обрело голоса и по-прежнему подвержено опасности уничтожения. За две недели до начала войны арестованы начальник ПВО страны, Герой Советского Союза генерал-полковник Штерн и заместитель начальника Генштаба по авиации, дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант Смушкевич. Метёт метла опричнины, а надо принимать судьбоносные решения и противостоять вождю, за что и лишились жизни эти выдающиеся военачальники РККА. Некомпетентность командующих фронтами вынуждает разослать им в помощь всех способных к оперативному руководству офицеров Генштаба. Уезжает и Жуков.
Невероятно, чтобы все они разъехались, не суммировав соображений и не выработав общей линии ведения внезапно свалившейся на них войны. Вождь в этом не участвовал. Он в первые дни вообще устранился от руководства. Полагаю, что, выработанная Генштабом тактика заключалась в нанесении контрударов. Контрудары любой ценой! Выигрывать время. Не медлить. Если не удаётся добиться нужной концентрации войск и взаимодействия между ними, бить по немецким стрелам тем, что есть под рукой. Время! Враг систематичен и действует по плану. У нас плана нет. Значит, единственный выход — спутать его планы. Сбить с графика. Его стрелы должны соединиться там-то и там-то в такое-то время — мешать этим стрелам всеми силами. Атаковать, контратаковать всюду, где представится хоть малейшая к тому возможность. Выиграть время для мобилизации, для перевода страны на военные рельсы. Иначе план «Барбаросса» — да-да, слышали о нем, но лишь как о провокации британской разведки — из авантюры превращается в неотвратимую реальность.